Музей экслибриса - на заглавную, Exlibris Museum

Exlibris - "из книг"

 
Музей экслибриса
О музее


Категории экслибрисов
по автору
по теме

 
 Информация
литература
книжная графика
издательские марки

 

 

В. Осокин

ВОСПОМИНАНИЯ О С. П. ФОРТИНСКОМ

С. П. Фортинский

Вторник. Вечер. Еду к Сергею Петровичу Фортинскому. Там мы встретимся с библиографом - экслибрисистом Юрием Петровичем Марцевичем.
По уже сложившейся традиции, вначале Фортинский и Марцевич обменивается информацией о книжных, газетных и журнальных публикациях Юрий Петрович много лет собирает библиографию по советскому экслибрису, и если встречает хоть какое либо упоминание о книжном знаке, он его фиксирует.
Пока Фортинский и Mapцевич беседуют, я тоже не теряю времени, просматриваю уникальные справочники, многие из которых машинописные Где, как не у Фортинского, мог я получить сведения о книжных знаках советских писателей, исполненных в 20-30-х годах. Ведь кроме экслибрисов Максима Горького и Владимира Лидина, мы их почти не знали. Справочники в коллекции Фортинского (подобные многотомному рукописному указателю Розенбладта) позволили выявить значительно большее количество писательских экслибрисов.
Уже много лет Сергей Петрович покупает старые газеты и журналы и делает вырезки на темы литературы, искусства, археологии, библиофилии. В них не раз уже находил я крупицы, а иногда и подлинные алмазы кем-то открытых, а потом забытых людьми фактов. Ведь известно, что книга живет годы, журнал - месяц, газета - день. И вот ищи эту газетную заметку, когда и справочная библиография-то ее не охватывает... Ну, а подобранные с завидной полнотой собрания военных и невоенных мемуаров, поразительные по редкости сборники историко-краеведческих описаний отдельных губерний России... А литература по экслибристике, по геральдике...
Но вот беседа Фортинского с Марцевичем подошла к концу.
Теперь, пока Марцевич знакомится с папками вырезок о памятниках архитектуры Подмосковья, которые он фиксирует так же тщательно, как и книжные знаки, я с Сергеем Петровичем занимаюсь атрибуцией неизвестных экслибрисов.
Вот книжный знак Бенкендорфа без обозначения инициалов. Какой это Бенкендорф? Установление этого факта имеет немалое значение. Может, он принадлежал к тем Бенкендорфам, у которых жил в 1790-х годах Иван Андреевич Крылов в подмосковном Виноградове?
- Нет,- говорит Фортинский, рассматривая в лупу экслибрис,- это не то время. Не та бумага, не тот шрифт, не тот характер полиграфического исполнения герба.
- А может быть, это экслибрис Александра Христофоровича Бенкендорфа, душителя Пушкина? - спрашиваю я. Сергей Петрович быстро достает справочник.
- Да, это может быть знак того самого Бенкендорфа, но исполненный в последние годы его жизни, через много лет после смерти Пушкина. Во всяком случае, к книгам, на которые он наклеен, следует особо присматриваться. ибо...
- Ибо,- нетерпеливо перебиваю я,- на них могут быть весьма ценные пометки Бенкендорфа, связанные и с Пушкиным.
Не забыть мне и историю с книжным знаком Державина. Я показал Сергею Петровичу письмо от О. П. Лихачевой, сотрудницы библиотеки Академии наук, автора статьи об экслибрисной коллекции Розенбладта. Я запрашивал ее, как выглядит книжный знак поэта Гаврилы Романовича Державина из коллекции Розенбладта, ныне хранящейся в библиотеке Академии.
О. П. Лихачева взволнованно ответила, что со знаком этим произошла странная вещь: его, видимо, подменили другим, рисунок которого она приложила.
Сергей Петрович достал одну из своих папок на букву "Д".
- Вот этот знак, не правда ли? Ольга Петровна может быть спокойна. Никаких других державинских знаков не было, иначе я знал бы о них. Я уже над этим вопросом думал. И пришел к выводу, что это эмблема священника. А Державин имел дворянский герб. Следовательно, у Гаврилы Романовича был какой-то однофамилец духовного звания. Жил он одновременно с ним, в самом начале прошлого века.
Интуиция не подвела Фортинского. Современник Державина нашелся, и, что удивительнее всего, Гаврила Романович его знал. Это был священник и его сосед, написавший на поэта пасквиль. Престарелый Державин в 1808 г. по этому поводу сочинил превосходное стихотворение "Привратнику":
Один есть бог, один Державин,-
Я в глупой гордости мечтал,-
Одна мне рифма - древний Haвин,
Что солнца бег остановлял.
Теперь другой Державин зрится,
И рифма та ж к нему годится.
Но тот Державин - поп, не я,
На мне парик - на нем скуфья...
Кончается оно как раз описанием двух различных гербов:
В моем звезда рукой держима;
А им клюка иль трость носима.
Он может четки взнесть в печать;
Я лирою златой блистать.
И потому почталионов,
Его носящих письма мне,
Отправя множество поклонов,-
Ни средь обедов, ни во сне
Не рушь ты моего покою;
Но позлащенной булавою
С двора их с честью провожай;
Державу с митрой различай.
Позже я читал Сергею Петровичу по телефону эти стихи, а он, довольный, посмеивался:
- Ну вот мы с вами и разобрали, что к чему. Для Фортинского был характерен равный интерес к старому и современному книжному знаку. Ответив на вопросы по поводу атрибуции, он живо включился в разговор о текущей работе художников в области книжного знака, выражая определенные симпатии к работе тех или иных мастеров. Они сделали для него много экслибрисов, но особо ценил он и наклеивал на книги лишь некоторые. Для воинских мемуаров - экслибрис работы череповецкого художника Анатолия Наговицына с фигурой старого русского воина у пушек. Для мемуаров невоенных - изящнейший книжный знак работы Вадима Фролова с женским портретом и перчаткой. Он любил наклеивать на свои книги гравюру Евгения Голяховского - романтический пейзаж старого замка с инициалами С. Ф. Близкие Сергея Петровича говорят, что он высоко ценил за предельную выразительность и лаконизм книжный знак работы Г. А. Кравцова. ... Ныне богатейшая коллекция экслибрисов, собранная Фортинским, хранится в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина.
...Нет меж нами больше Сергея Петровича Фортинского. Но его присутствие мы еще долго-долго будем ощущать.

Москва, 1971

Источник:       Альманах библиофила. Изд "Книга", М., 1973

в начало

© Идея и подбор материала - Нелепец Виктор Васильевич
©Дизайн, программирование и техническая поддержка - Нелепец Андрей Викторович
Дата создания - Февраль 2002 года.

Rambler's Top100